Аст люкс что это

Аст люкс что это


Как все было. Любовь и так далее. Метроленд //АСТ, Люкс, Москва, 2004
ISBN: 5-17-023039-7, 5-9660-0089-1
FB2: “golma1 ”, 2010-03-14, version 1.0
UUID: 0CFCFB96-DD58-4D04-A72A-2CD5D24D3DE9
PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012
 
Джулиан Барнс
 
Любовь и так далее
 
 
Лауреат Букеровской премии Джулиан Барнс — один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии. Возможно, основной его талант — умение легко и есте-
ственно играть в своих произведениях стилями и направлениями.
 
Тонкая стилизация — и едкая ирония, утонченный лиризм и доходящий до цинизма сарказм, агрессивная жесткость и веселое озорство — Барнсу подвластно ВСЕ ЭТО и многое
другое…
 
В книгу вошла вторая часть дилогии; первый роман — «Как все было».


Содержание
 
1. Я тебя помню
2. Как все было
3. Где мы были тогда?
4. И потом
5. И теперь
6. Просто Стюарт
7. Ужин
8. Без обид
9. Карри с доставкой на дом
10. Презервативы
11. Не птичка шалашник
12. Чего я хочу
13. Диванные ножки
14. Любовь и т. д
15. Кто-нибудь знает, что происходит?
16. Что бы ты выбрал?
17. Член на блюдце среди драхм
18. Утешение
19. Час вопросов


Джулиан Барнс
Любовь и так далее
 
 
Посвящается Пэт
 


1. Я тебя помню
 
СТЮАРТ: Привет!
Мы уже встречались. Стюарт. Стюарт Хьюз.
Да, я уверен. Абсолютно. Лет десять назад.
Да все нормально — с кем не бывает. Тебе вовсе незачем притворяться. Но я тебя помню. Я помню тебя. Хотя прошло уже десять лет. Даже чуть боль-
ше. Но я не забыл.
Да, я изменился. Конечно. Для начала: я весь седой. Уже даже не «с проседью», а вообще — весь.
Ты, кстати, тоже изменился. Ты сам, может быть, думаешь, что остался таким же, как раньше. Но поверь мне: ты изменился.
 
ОЛИВЕР:  Что  это  за  компанейские  трели  из  соседней  избы-дрочильни,  кто  там  фыркает,  сопит  носом  и  бьет  копытом  в  обитом  войлоком  стойле?
Неужели  мой  добрый,  мой  старый —  старый  в  значении  «давний» —  друг  Стюарт?
«Я помню тебя». Очень по-стюартовски. Он такой старомодный, такой давнемодный — он любит немодные древние песни, которые были еще до него.
Я  хочу  сказать,  одно  дело —  зациклиться  на  дешевенькой  музычке,  совпадающей  по  хронологии  с  первыми  признаками  пробуждения  твоего  либидо,
будь то Рэнди Ньюман или Луиджи Ноно. Но зациклиться на замшелых шлягерах предыдущего поколения — это так трогательно и так очень по-стюар-
товски, вы не согласны?
Что вы так озадаченно смотрите? Френк Айфилд. «Я помню тебя». Или, вернее: «Я помню тебя-аа-аа, / С тобой сбылись все мои мечты-ыы-ыы». Да? 1962.
Австралийский йодлер в курточке из овечьей шерсти? Вот именно. Вот именно-оо-оо. Этакий ходячий социологический парадокс. Разумеется, не в обиду
нашим бронзовокожим кузенам из Бонди.[1] В рамках всеобщего раболепного преклонения перед всякой культурной подгруппой я ничего не имею про-
тив австралийских йодлеров per se.[2] Может быть, вы один из них? Нет, правда. Вы, случайно, не австралийский йодлер? Если так, то я открыто взгляну
вам в глаза и пожму вашу честную руку безо всякого даже намека на дискриминацию. Я приму вас, как брата, в братстве людей. Вместе со швейцарскими
крикетистами.
А если — по некоей капризной случайности — вы швейцарец и крикетист, уроженец Бернского Оберленда, тогда я скажу проще: 1962-й славен, поми-
мо прочего, тем, что именно в этот год «Битлы» совершили свою первую революцию на сорока пяти оборотах в минуту,[3] а Стюарт поет Френка Айфилда.
Обвинение высказалось.
Кстати, я Оливер. Да, я знаю, что вы меня знаете. Я вижу, что вы меня помните.
 
ДЖИЛИАН: Может быть, вы меня помните. Может быть, нет. Какая разница?
Главное, чтобы вы поняли: Стюарту хочется вам понравиться, ему это необходимо — понравиться вам, в то время как Оливер даже мысли не допуска-
ет, что он может кому-то не нравиться. Вижу, как вы скептически смотрите. Но все дело в том, что я уже не один год наблюдаю, как даже те, кого букваль-
но воротит от Оливера, все равно подпадают под его обаяние. Разумеется, были и исключения. Но я вас все-таки предупреждаю.
А я? Ну, я предпочла бы понравиться вам, нежели наоборот, но ведь это нормально, правда? Но тут еще надо смотреть, кто вы конкретно.
 
СТЮАРТ: Я вообще и не думал про песню.
 
ДЖИЛИАН: Послушайте, у меня, правда, нет времени. У Софи сегодня музыка. Но мне всегда представлялось, что Стюарт и Оливер — это два полюса од-
ного процесса… не знаю, наверное, взросления. Стюарт считал, что взросление связано с тем, чтобы приладиться, прийти в соответствие с некими норма-
ми, угодить окружающим, стать членом общества. У Оливера таких проблем не было. Он всегда был уверен в себе. Как называются те растения, которые
поворачиваются за солнцем? Гелио — как-то там. Вот и Стюарт всегда был таким. В то время как Оливер…
 
ОЛИВЕР: …всегда был le roi soleil, правильно? Это лучший матримониальный комплимент, которого я удостоился за последнее время. Меня называли
многими лестными именами в этом кратком подлунном мгновении по имени жизнь, но Король-Солнце — это что-то новенькое. Феб. Феб Блистающий…
 
ДЖИЛИАН: …тропы. Они называются гелиотропы.
 
ОЛИВЕР: Вы заметили, как изменилась Джилиан? Как она распределяет людей по категориям? Наверное, это сказывается французская кровь. Она же



Источник: bus.znate.ru

Читайте также
Вид:

Добавить комментарий