Елена шубина издательство аст

Елена шубина издательство аст


8.3.1926 

Утром в Академию мне позвонил Пастернак и сказал, что Ахматова приехала в Москву, остановилась в морозовском Музее западной живописи и просила меня зайти к ней.

Я, конечно, выбрал минуту, наши наверху с Вейнбергером, и ушел из Академии. Когда нашел в общежитии музея комнату, оставленную за уехавшим в Петербург Шилейко, сердце начало биться от одной мысли, что сейчас за этой белой дверью я увижу живую настоящую Ахматову в первый раз. Давно я добиваюсь уехать в Петербург, увидеть ее там, и все-таки это случается здесь, в Москве.

Так и случилось. Я увидел ее. Она приняла меня очень ласково, несколько как знакомого, но все-таки я волновался и голос дрожал больше обыкновенного. Она довольно высокого роста, очень скромно одета, но это известное лицо, такое знакомое, правда, оно моложе, чем на портрете Анненкова, но этот приятный голос и обаятельность, и величие не простого смертного.

Прислуга принесла папиросы, но почему-то не смогла купить хлеба и чая, я вызвался сходить, и она согласилась.

Когда я вернулся, она нашла, что я похож на Бориса, а потом мы стали пить чай и продолжали разговаривать. Не буду писать, о чем мы говорили. Я и тогда-то плохо соображал и сейчас плохо уже помню. Конечно, о Гумилеве. — Она спросила, где можно увидеть Парнок. Я сказал адрес, и потом мы как-то заговорили о Кардовских. Я сказал, где их можно найти. Оказалось, в этот дом она приглашена на блины на завтра.

Вскоре я простился. И выходя от нее через проходную комнату, где сидели какие-то молодые люди, чувствовал большую гордость. 

Да, этот день должен остаться в моей летописи праздником — я в первый раз виделся с Ахматовой.

А вечером в Союзе писателей платный вечер «Узла», где рассчитывали и на мое чтение стихов. Но я не пошел. Слишком сильно и продолжительно было впечатление утра и не хотелось его рассеивать. 

Пусть записывают на черную доску «Узла» — мне море по колено.

11.3.1926 

Утром зашел к Пастернаку. Мы с ним поговорили об Ахматовой, поделились своими впечатлениями. Вечером меня известил Мура — Михаил Ильич Ромм, будущий кинорежиссер, что к нему на квартиру звонила Софья Захаровна Федорченко и просила передать, что Анна Ахматова ждет меня завтра утром.

12.3.1926 

С утра прекрасная погода с синим небом, но морозно. Из дому вышел раньше, чем нужно, — дома мне не сиделось. Ходил по Арбату. Ровно в двенадцать был у Ахматовой, как было назначено. Оказалось, она еще не готова меня принять. Я прошел в сквер возле храма Христа Спасителя. У меня с собой была «Нечаянная радость» Блока, но читать от волнения я не мог. 

Когда я вошел к Ахматовой, у нее в комнате был Н.Н.Пунин, оказалось, что они приехали вместе. Она нас познакомила.



Источник: ast.ru


Добавить комментарий