Обследование печени на фиброз

Обследование печени на фиброз

The Value of MRI in the Diagnosis of Primary Biliary Cirrhosis and Assessment of Liver Fibrosis
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4363325/

Конкурирующие интересы: авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

Задуманные и разработанные эксперименты: YM YTL. Выполнял эксперименты: YM. Проанализированы данные: YM. Используемые реагенты / материалы / инструменты анализа: YM MML. Написал газету: YM YTL.

Оценить результаты МРТ у пациентов с первичным билиарным циррозом (PBC) и определить значение МРТ при диагностике ПБС и оценке фиброза печени.

В этом исследовании была рассмотрена распространенность нарушений МРТ у 45 пациентов с ПБК за последние четыре года, в том числе 33 пациента, которым была выполнена биопсия печени. Определена корреляция между результатами МРТ и патологическим этапом.

Было 33 пациента, которым была выполнена биопсия печени. Двадцать пять пациентов (75,8%) имели неоднородные изменения интенсивности сигнала печени, у 25 (75,8%) был знак перипортального гало, а у 29 (87,9%) была лимфаденопатия. Короткая ось увеличенных лимфатических узлов составляла 1,2 ± 0,3 см. Наблюдалась сильная положительная корреляция между гистологической стадией и неоднородностью интенсивности сигнала печени (Р

МРТ является ценным при диагностике ПБК, а перипортарный знак гало и интенсивность сигнала печени помогают оценить степень фиброза печени.

Все соответствующие данные содержатся в документе и его файлах вспомогательной информации

PBC — хроническая холестатическая болезнь печени, обусловленная генетическими и экологическими факторами [1], и в основном это затрагивает зрелых женщин [2,3]. Распространенность ПБК варьируется на международном и региональном уровнях [4]; ежегодные показатели заболеваемости варьируются от 0,7 до 49 случаев на миллион человек, а показатель распространенности составляет от 6,7 до 402 случаев на миллион человек [5]. Патологически PBC характеризуется хроническим невосприимчивым деструктивным холангитом (CNSDC) и разрушением междольковых желчных протоков. Это приводит к прогрессирующему накоплению фиброзной ткани и, в конечном счете, к развитию микро- или макро-узелкового цирроза. Наиболее распространенными симптомами PBC являются усталость и зуд [6,7]. Урсодезоксихолевая кислота (УДХК) в настоящее время является единственным одобренным FDA медицинским лечением для ПБК, а трансплантация печени проводится у пациентов с ПБК с расширенной стадией [8]. Антимитохондриальные антитела к сыворотке (особенно AMA-M2) являются патогномоничными в PBC и присутствуют у более чем 95% пациентов [9]. Биопсия печени — это тест на золотой стандарт [10], и это требуется пациентам с отрицательной реакцией АМА. Тем не менее, биопсия печени является инвазивной процедурой, поэтому повторение этого теста с течением времени у отдельного пациента может быть затруднено и недостаточно хорошо воспринято. Кроме того, ошибки выборки могут возникать, потому что биопсия печени только пробует небольшую часть печени. Наконец, гистологическое исследование подвержено вариациям внутриобшего и межобщественного [11]. МРТ — это неинвазивный диагностический инструмент, и раннее выявление и диагностика ПБС с использованием МРТ может сыграть важную роль в разработке плана лечения, мониторинг тяжести и прогрессирования заболевания и оценка прогноза пациента.

По сравнению с другими диффузными заболеваниями печени, PBC имеет общие результаты МРТ (такие как изменение сигналов печени, морфология и портальная гипертензия) и уникальные признаки. Wenzel et al. (2001) [12] впервые предположил, что знак перипортального гало является специфическим признаком ПБК. Kovač et al. (2012) [13] указал, что абдоминальная лимфаденопатия является еще одним характерным обнаружением МРТ у пациентов с ПБК. Это исследование было проведено для дальнейшего определения величины МРТ в диагностике ПБК и особенно для того, чтобы подчеркнуть ценность его оценки фиброза печени и обеспечить основу для использования МРТ в качестве неинвазивного метода для мониторинга лечебного эффекта и прогноза РВС ,

Диагноз РВС проводится, когда соблюдаются два из следующих трех критериев [14]: (1) биохимические данные о холестазе, основанные главным образом на повышении щелочной фосфатазы; (2) наличие антимитохондриального антитела (АМА); и (3) гистологические данные о невосприимчивом деструктивном холангите и разрушении междольковых желчных протоков. Случаи были исключены, когда пациентам был поставлен диагноз вирусный гепатит, алкогольный гепатит, жировая печень, аутоиммунный гепатит (AIH), первичный склерозирующий холангит (PSC) или другие виды диффузных заболеваний печени, а также пациенты с сосуществующим PBC или любым из вышеуказанных заболеваний.

Исследование было одобрено комитетом по этике больницы дружбы в Пекине и комитетом по этике Пекинской акушерско-гинекологической больницы, столичного медицинского университета. Письменное информированное согласие было получено от всех участников, и все данные были анонимизированы и отменены. Сорок пять пациентов в двух вышеупомянутых больницах с 2009 по 2013 год, которые соответствовали вышеуказанным стандартам и которые прошли МРТ в это время, были включены в это ретроспективное исследование. Было 38 женщин и 7 мужчин в возрасте от 33 до 77 лет (средний возраст 51,3 ± 9,7 года). В группе было 33 пациента, которым была проведена биопсия печени, в том числе 27 женщин и 6 мужчин в возрасте от 35 до 68 лет (средний возраст 50,7 ± 8,8 года). Время между биопсией печени и МРТ варьировалось от 15 до 123 дней (среднее время — 61 день). Результаты биопсии были проанализированы опытным гистопатологом, который был ослеплен клиническими результатами. Гистологическая стадия определялась по классификации Людвига [15]: стадия I (стадия холангита); этап II (этап гиперплазии желчных протоков); этап III (волокнистая стадия); и стадии IV (цирротическая стадия). Гистологические стадии 33 пациентов с ПБС представлены в таблице 1.

Пациенты голодали от твердых веществ и жидкостей за 4-6 часов до МРТ. МРТ-исследования проводились с использованием магнита 3,2 Тесла (Signa Excite HD, General Electric Medical Systems, США) с 8-элементной фазированной абдоминальной катушкой. Были получены рутинное дыхание, поддерживающее синфазные и внефазные осевые T1-взвешенные изображения и T2-взвешенные изображения. T1-взвешенное изображение выполнялось с использованием быстрой испорченной градиентной эхо-последовательности. Параметры изображения были следующими: TR, 224 мс; TE, 2,7 мс; количество срезов, 20; толщина среза, 7 мм; размер матрицы, 271 × 192 пикселя; поле зрения, 38 см × 38 см; и среднее время получения, 18 с. T2-взвешенное изображение выполнялось с использованием быстрой спиновой эхо-последовательности. Параметры изображения были следующими: TR, 6000 мс; TE, 107 / Ef мс; количество срезов, 20; толщина среза, 7 мм; размер матрицы, 288 × 224 пикселя; поле зрения, 38 см × 29 см; и среднее время получения, 2 мин.

Ретроспективная оценка пациентов с PBC проводилась независимо двумя радиологами с более чем 5 и 10-летним опытом диагностики брюшной МРТ. Аномальные признаки МРТ, найденные в исследовании, были обобщены как общие признаки и специфические признаки ПБК. Общие признаки относятся к общим признакам фиброза печени и цирроза печени, которые имеют различные причины, а конкретные признаки относятся к признакам, которые не видны или редко встречаются при других распространенных фиброзах печени (например, вирусный фиброз, фиброз печени). Стандарты для аномальных признаков включают: 1) диффузную гепатомегалию [13] (определяемую как диаметр черепнокоадулята в медиоглавикулярной линии ≥15,5 см); 2) спленомегалия (край селезенки по краю печеночного или поперечного края ребер селезенки пяти или более единиц); 3) портальная гипертензия, определяемая как увеличенный диаметр венковой вены (диаметр> 1,3 см), портосистемные коллатерали и асцит; 4) гиперпортация перипортала [13] (T2-взвешенная гиперинтенсивность вокруг портальных венозных ветвей); 5) знак перопортального гало [12] (T1- и T2-взвешенное поражение интенсивности низкого сигнала, сосредоточенное вокруг венозных ветвей портала размером 5 мм-1 см); и 6) лимфаденопатия [16]: измерение короткой оси лимфатических узлов, умеренная (1,0-1,5 см), умеренная (1,6-2,0 см) или отмеченная (> 2 см). Каждый знак МРТ для каждого пациента регистрировался как с, так и без него.

Кроме того, без информации о патологической стадии, неоднородность сигнала печени и перипортального знака гало оценивалась в зависимости от степени и степени или количества. Критерии были следующими: 1) неоднородность сигнала печени: 0, без явно аномального сигнала; 1, слегка неравномерный или частично увеличенный сигнал, расположенный в любом сегменте печени; 2, диффузный слегка неравномерный сигнал или частично явно неравномерный сигнал; и 3, рассеянный и явно неравномерный сигнал; и 2) знак пепораторального гало: 0, нет; 1, ограниченный и немногочисленный; 2, разбросанных со средним количеством; и 3, рассеяны со многими знаками гало.

Различия между двумя наблюдателями были решены на основе консенсуса, и наблюдения были зарегистрированы.

Все анализы были выполнены с использованием программного обеспечения SPSS 19.0 (IBM, New York, US). Непрерывные переменные были описаны с использованием среднего ± стандартного отклонения (SD), тогда как в качестве частот были представлены категориальные и порядковые переменные. Анализ дисперсии (ANOVA) использовался для сравнения размеров расширенных лимфатических узлов, расслоенных по индивидуальной гистологической стадии. Проявление перипортарного гало-знака и увеличенных лимфатических узлов между каждой патологической группой анализировали с использованием критерия суммирования рангов. Оценка ранжирования неоднородности сигнала печени и перипортального знака гало была ранжирована. Корреляция была оценена с использованием коэффициента корреляции Спирмена. Уровень статистической значимости (значение P) был установлен на уровне 0,05.

Клинические характеристики 45 пациентов с ПБК, зарегистрированных в нашем исследовании, представлены в таблице 2.

Общие признаки включали диффузную гепатомегалию, спленомегалию, расширенный диаметр венковой вены, портосистемные коллатерали, асцит, интенсивность сигнала печени Т2-взвешенное неоднородное изменение и перипортальную Т2-взвешенную гиперинтенсивность. Специфические признаки включали перипортальный знак гало и лимфаденопатию (рис. 1-8) (таблица 3).

※ В 39 (86,7%) пациентов было увеличено количество лимфатических узлов. Короткая ось была средней величиной 1,3 ± 0,4 см. Было 79 (85,8%) умеренно увеличенных, 10 (10,9%) умеренно увеличенных и 3 (3,3%) заметно увеличенных лимфатических узла. Конкретное распределение увеличенных лимфатических узлов представлено в таблице 4.

Гиперинтенсивность перипортала на T2-взвешенных изображениях наблюдалась у 25 из 33 пациентов (75,8%), со 100% на этапе I, 75% на стадии II, 88,9% на стадии III и 33,3% на стадии IV.

Степень интенсивности сигнала печени оценивали в соответствии со стандартом. Гомогенная интенсивность сигнала печени наблюдалась у 8 пациентов (24,2%) на стадии I и II стадии, а у 25 пациентов (75,8%) наблюдались неоднородные изменения сигнала печени. Пациенты на I, II и III этапах в основном проявляли уровень 1 и 2 уровня, но пациенты на стадии IV имели уровень сигнала 3. Сильная положительная корреляция наблюдалась между гистологической стадией и неоднородностью интенсивности сигнала печени (r = 0,703, P

Степень перипортальных признаков гало оценивали и наблюдали у 25 пациентов (75,8%). Восемь пациентов (24,2%) были 0-го класса, 3 на стадии I и 5 на стадии II. Пациенты на I и II этапах в основном проявляли гало-знак со степенью 0 и 1, пациенты на III-й стадии, в основном, показали 2-й класс, а пациенты на IV-й стадии показали 3-й класс. Были существенные различия между четырьмя гистологическими стадиями, основанными на знаке перопортального гало ( P = 0,034), и было обнаружено, что оценка перипортальной гало-знака значительно коррелирует с гистологическими стадиями (r = 0,687, P

Семьдесят увеличенных лимфатических узлов наблюдались у 29 пациентов (87,9%). Короткая ось увеличенных лимфатических узлов составляла 1,2 ± 0,3 см. Не было существенной разницы между четырьмя гистологическими стадиями (P = 0,674 и P = 0,394) для возникновения или размера увеличенных лимфатических узлов. Положение лимфаденопатии на разных гистологических стадиях представлено в таблице 5.

Примечание: процент = случаи пациентов / общее число пациентов с соответствующей гистопатологией.

Диффузная гепатомегалия была основной картиной морфологических изменений печени в PBC [17], и это было связано с гиперплазией желчного протока и холестаза. Это отличается от вирусного гепатита, когда атрофия объема печени чаще встречается. В этом исследовании диффузная гепатомегалия наблюдалась у 37,8% пациентов с ПБК на всех гистологических стадиях, аналогично 40,9% распространенности, зарегистрированной Ковачем и др. [13], но пациенты с легкой гепатомегалией, например, нечеткой полостью печени, были бы исключены по нашим стандартам. Дальнейшие исследования должны включать измерение объема печени.

Портальная гипертензия является общим признаком пациентов с ПБК, включая спленомегалию, варикоз и асцит. В этом исследовании спленомегалия наблюдалась у всех пациентов, портосистемные коллатерали у 8,9% пациентов и небольшое количество асцитов у 55,6% пациентов. Однако ни у одного из пациентов не было гепатоцеллюлярной карциномы, холангиокарциномы или других злокачественных заболеваний.

Знак перипортальной гиперинтенсивности связан с перипортальным отеком, воспалительной клеточной инфильтрацией и расширением лимфатических сосудов [18], что можно увидеть во многих видах диффузных заболеваний печени. Тем не менее, пациенты с ПБК имеют более высокие показатели этого знака в МР-изображениях. Заболеваемость сообщалась как 100% на этапах I и II, 75% на стадии III и 33% на стадии IV Kobayashi et al [19]. Наше исследование имеет благоприятные результаты со 100% на этапе I, 75% на этапе II, 88,9% на третьем этапе и 33,3% на стадии IV. Частота перипортальной гиперинтенсивности является самой высокой на первом этапе, поскольку этот знак параллелен частоте воспаления на каждом этапе. Было подтверждено, что воспаление в перипортальных пространствах сохраняется с прогрессированием заболевания, хотя фиброз печени является основным проявлением на поздних стадиях. Это объясняет, почему перипортальная гиперинтенсивность по-прежнему имеет высокую скорость на более поздних стадиях, но ниже, чем на более ранних стадиях [20].

Перипоральный знак гало показал многочисленные поражения с участием всех сегментов печени, не затрагивая их. Перопортальный гало-знак вызван отложением волокнистой ткани и гепатоцеллюлярной паренхиматозной вымиранием вокруг портальных триад. Перопортальный гало-знак был более заметен в изображениях, взвешенных по T2. Перипортальный знак гало напоминает знак «мишень» с гипертонией кольцевой формы вокруг точечной гиперинтенсивности, которая представляет собой небольшие ветви портальной вены, представляющие собой точечную гиперинтенсивность без поточно-пустых эффектов. Необходимо различать этот вывод от регенерирующих конкреций, которые являются неравномерными, могут проявлять эффект захвата и иметь различную интенсивность сигнала [21]. но заметно заметны в T2-взвешенных изображениях с накоплением железа [22] и не расположены вокруг портальных венозных ветвей. Перипортальный знак гало наблюдался у 75,8% пациентов у 33 пациентов, а его распространенность на четырех стадиях (I, II, III и IV) составляла 50%, 58,3%, 100%, 100% соответственно. Существовали существенные различия между четырьмя гистологическими стадиями, основанными на знаке перопортального гало (P = 0,034), и эти результаты аналогичны обнаружению Kovač и др. [13]. который сообщил о значении перипортального гало у 14,3% пациентов ПБК на этапе I, 33,3% на этапе II, 100% на третьем этапе и 85,7% на стадии IV.

Перопоральный знак гало считается уникальным признаком для PBC. Однако в нашем исследовании впервые был определен уровень знака перопортального гало, а также неоднородность сигнала печени. Была рассчитана корреляция между двумя типами классификации и степенью фиброза печени. Степень фиброза печени часто используется для обозначения тяжести PBC, что важно для мониторинга лечебного эффекта и прогноза PBC. Было большое количество гало-признаков с участием всех печеночных сегментов, а неоднородность сигнала печени была более диффузной и очевидной на более поздних стадиях; сильная положительная корреляция наблюдалась между гистологической стадией и двумя признаками. Холангит и гиперплазия желчных протоков являются основными патологическими изменениями на ранней стадии ПБК, что не вызывает многих признаков гало в МР-изображениях. По мере прогрессирования заболевания доминирующей гистологией является прогрессирующий фиброз и очаговый некроз гепатоцитов, что приводит к большому количеству знаков гало в МР-изображениях. Было обнаружено, что градуировка перипортальных знаков гало позволяет различать стадию II и III, а также стадию III по сравнению с IV, но не этапы I и II. Неоднородная интенсивность сигнала печени отражает воспаление и холестаз на всех стадиях, а многочисленные и рассеянные признаки гало в основании неоднородной интенсивности сигнала печени на этапах III и IV усиливают интенсивность сигнала печени более неравномерно. Таким образом, наше исследование показывает, что оценка двух признаков может быть показателем для оценки гистологического этапа и прогрессирования ПБК.

Некоторые недавние исследования показали, что увеличенные лимфатические узлы часто встречаются у пациентов с ПБК, и некоторые исследования показывают, что размер лимфатических узлов положительно связан с прогрессированием и химическими показателями, отражающими повреждение гепатоцитов [12,16,23,24]. Лимфаденопатия была отмечена у 88% пациентов в исследовании, проведенном Blachar et al. [16], что аналогично нашему результату 86,7%. Увеличенные лимфатические узлы представляют собой Т1-взвешенные низкие и Т2-взвешенные высокие интенсивности сигналов узловатые поражения, и они распределяются главным образом в портакавальном пространстве, гепатит порта, перипанкреатическое пространство, забрюшинное пространство, аортокавальное пространство и желудочно-печеночная связка. В нашем исследовании умеренно расширенные узлы присутствовали у 85,8% пациентов и распределялись преимущественно в портакавальном пространстве и около порта гепатита, что аналогично результатам Zhang et al. [23], который использовал многослойную КТ. МРТ обеспечивает высококонтрастное разрешение мягких тканей, и у него есть больше преимуществ, чтобы показать лимфаденопатию в T2-взвешенном изображении с насыщением жиром, чем CT. Лимфаденопатия является выражением доброкачественной гиперплазии [16], и в некоторых исследованиях постоянно проявляется высокий процент лимфаденопатии без какой-либо злокачественной опухоли в наших исследованиях, предполагая, что увеличенные лимфатические узлы связаны с воспалительной реакцией, а не с метастазированием злокачественных опухолей. Воспалительная реакция на протяжении всего заболевания может объяснить наш результат, не имеющий существенной разницы между четырьмя гистологическими стадиями возникновения и размера увеличенных лимфатических узлов.

В этом исследовании частота лимфаденопатии в ПБК достигла 86,7%, и между РВС и другими диффузными заболеваниями печени была большая разница. В одном из исследований [23] сообщалось, что лимфаденопатия была значительно более распространена у пациентов с ПБК, чем у пациентов с циррозом, вызванных гепатитом B. Таким образом, сначала необходимо исключить ПБК, если лимфаденопатия была обнаружена при диффузном заболевании печени без лимфомы или другой злокачественности.

Классификация интенсивности сигнала печени и погрешность оценки педопортального гало были субъективными, и отсутствуют количественные показатели. Также широко признано, что МР-функциональное изображение (например, DWI, MRS и MRE) играет важную роль в оценке степени фиброза печени. Однако нет данных для оценки стоимости функциональной технологии MR в диагностике PBC, поскольку это исследование является ретроспективным исследованием. Kovač et al. [13] сообщили, что средний АЦП у пациентов с ПБК был значительно различен на стадии I по сравнению с III и IV, а также на стадии II против IV, и они предположили, что DWI может использоваться для оценки распределения фиброза печени и для постановки болезни. Однако большинство исследований обычно включают пациентов с фиброзом печени, которые вызваны распространенными причинами [25-27]. Необходимо провести дополнительные исследования с пациентами с ПБК.

Другим потенциальным расширением этого исследования является использование более строгого и объективного метода количественной оценки МР-изображений, который в настоящее время выполняется путем оценки опытными читателями. Существует несколько установленных и хорошо принятых методов, таких как анализ текстуры изображения [28], измерение уровня совпадения уровня серого (GLCM) [29-30] и т. Д. Хотя эти методы могут улучшить точность количественных оценок, вычислительные метрики, используемые в этих методах, могут не соответствовать идеально визуальному восприятию человека или рутинному чтению радиологов. Радиологам также нелегко применять их применение на практике. Тем не менее включение одного из этих методов в наше дальнейшее расширение этого исследования может улучшить статистическую мощность и средства статистической проверки.

МРТ надежно обнаруживает общие признаки ПБК, такие как гепатомегалия, спленомегалия, расширенный диаметр венковой вены, портосистемные коллатерали и асцит. Перопортальный знак гало и лимфаденопатия были специфическими знаками PBC, которые были идентифицированы с использованием МРТ. Классификация интенсивности сигнала печени и градуировка знака гало-перипортала были связаны со степенью фиброза печени. В заключение, МРТ является ценным методом в диагностике РВС, а степень пепорпортального сигнала гало и интенсивность сигнала печени помогают оценить степень фиброза печени.



Источник: rupubmed.com


Добавить комментарий