Сотрудники аст фото

Сотрудники аст фото

2012-03-22T09:11:00+04:00

2012-03-22T09:16:26+04:00

https://echo.msk.ru/blog/shurub/870988-echo/

https://echo.msk.ru/files/827766.jpg

Радиостанция «Эхо Москвы»

https://echo.msk.ru//i/logo.png

Александр Тишков

https://echo.msk.ru/files/827766.jpg

20 марта в офис издательства АСТ нагрянули сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции , и не одни, а с группой сопровождения из спецподразделения ОМОН. Мероприятие было поставлено в лучших традициях данного жанра — много неговорящих автоматчиков, неизвестно где находящийся следователь и оперативники, которые при ответе на вопросы апеллируют к тому самому следователю. Как оказалось позднее, обыск проводился в рамках возбужденного уголовного дела по статье 199 УК РФ. Но я, например, об этом узнал на сайте СК РФ только лишь вечером того дня.

Расследование экономических преступлений — дело нужное и для бюджета (предполагается) полезное, но вопрос не по самому факту проведения следственного действия, а по форме его осуществления. Все следственные мероприятия регламентируются УПК РФ.

Фактически в здании Издательской группы АСТ при проведении обыска было задержано огромное количество сотрудников. Самый наглый из них долго пытался выяснить свой процессуальный статус и установить, на каком основании ограничивается свобода передвижения лиц, находящихся в здании. Ясное дело, что сотрудники ОМОНа на данные вопросы априори не отвечают, но один из оперативников УЭБа вызвался ответить на задаваемые вопросы.

Диалог был примерно такой.
— Добрый день! Что здесь происходит?
— Мы проводим обыск.
— А кто вы такие? Можно ваше удостоверение?

У отвечавшего удостоверения не нашлось, но нашлось у его сопровождающего, он показал удостоверение старшего лейтенанта МВД РФ ГУ УЭБ и ПК.
— А постановление о проведении обыска можно посмотреть?

До этого момента на 5 секунд забегал мужчина, внешне напоминающий сутенера, который кричал, что готов показать постановление о проведении обыска только нашему руководству.

— Нет, оно у следователя.
— Каков мой процессуальный статус? Я задержан? Никто не составил протокол о моем задержании.
— Нет, вы не задержаны.
— Тогда я пошел?
— Нет.
— То есть фактически я задержан, но протокол составлять не будете?
— Нет, просто мы должны установить вашу личность.
— Зачем? Хотя я вам прямо сейчас могу паспорт показать, если желаете.
— Вдруг вы нам понадобитесь…

И все это продолжалось еще минуту, а беседа дала единственный результат — нас стали запускать на рабочие места из помещения, в котором нас ранее собрали, предварительно записывая ФИО, телефон и адрес проживания. Тут и не к месту появившегося курьера и писателя из Сибири отпустили (их около получаса продержали).

Все это неизвестное для нас мероприятие продолжалось с 9:20 утра до 18:00 (при этом у меня, например, рабочий график с 8:00 до 17:00), никаких следственных и оперативных мероприятий на нашем этаже не проводилось, но всех сотрудников удерживали в кабинетах (посещение туалета при этом не воспрещалось), а вот на обед так и не удалось прорваться. Удержание лиц свыше 3 часов даже под административное задержание не подогнать. После моей личной попытки осуществить прорыв на обед через двух автоматчиков, один из них поведал нашему офис-менеджеру, что хочет меня уе..ть прикладом, но времена уже не те, сейчас не разрешают.

Конечно же, действия лиц, проводивших данное мероприятие, подпадают под статью 127 УК РФ, и должны получить соответствующую оценку после публикации в СМИ. Удручает то, что наши «органы» не учит ничего, кроме тотальных проверок и «возбуждений» после массовых протестов лиц, пострадавших от незаконных действий сотрудников силовых структур. Ведь дело-то хорошее и нужное — налоговые преступления раскрывать, однако форма мероприятий, с этим связанных, в сопряжении с нарушением прав окружающих, невольно наводит на мысли о показном характере и заказанности всего этого шоу.



Источник: echo.msk.ru


Добавить комментарий